lunteg: голова четыре уха (Default)
[personal profile] lunteg
В холле клиники аншлаг, все места заняты, и даже под витринкой с кормами сидит бомжеватого вида дядька с замурзанной дворнягой в пятнах зеленки. Около дядьки суетится худая, чуть дерганая немолодая тетка, пытаясь выяснить, есть ли у него деньги на лекарства для пса и не надо ли чего принести из аптеки. Дядька в прострации, то ли органически-алкоголической, то ли вызванной серьезностью положения собаки, понимает плохо и только невпопад кивает на все реплики участливой женщины.

Такса у входа, похоже, нездорова: ее хозяева волками смотрят на зверей, которых приволокли на вакцинацию, а не на процедуры. Ее сосед, померанцевый шпиц -- своему хозяину явно ближе, чем присутствующая тут же супруга: женщина не скрывает раздражения и торопится, ее спутник, увешанный золотыми цепочками и перстеньками, совсем как в девяностых, спокойно воркует с песиком: хотя, судя по виду, финансовый центр семьи -- именно он, а время -- деньги, ему ни разу не жаль потраченных на ожидание двух часов.

-- Собака Белка!
Мать и дочь, различающиеся разве что пропорциями, и здоровенная, действительно белесая, кабысдошина с покорным взглядом. Да уж, эта белочка удалась.

-- Кот Бонифаций!
Бонифаций, напротив, настолько крошечный, что переноска кажется пустой. Слезы, а не Бонифаций. Зато сопровождающих -- тоже двое, снова семейная пара.

На длинноволосой холеной девице приехал хорек. Пять минут в очереди -- и девица уже самозабвенно воркует с соседкой: а мой все время спит, никаких хлопот... Разбудить, что ли, притащила? Соседка, тоже девица и тоже холеная, вытаскивает из клетчатого комбинезончика той-терьера с такими тонкими ногами, что, когда он движется по холлу, очередь замирает: кажется, шевельнись, и конечности зверюшки переломятся от движения воздуха. В конце концов очередь не выдерживает и просит хозяйку забрать свою косеножку.

Пара стариков -- он с палочкой, она с костылем, и с ними исхудавшая пуделиха с очень белой и пушистой шерстью. Поочередно то один, то другой наклоняются к собаке и, мельком взглянув по сторонам -- не видит ли кто? -- целуют ее в нестриженую макушку. Они ждут приема у онколога.

-- У вас тут так хорошо! То есть не хорошо, но так! По-человечески! -- говорит еще одна старушка, обращаясь к очереди. Она покупает дорогущий корм для пожилых собак.

-- Всем выздороветь! -- уходит нервная тетка, хлопотавшая около бомжика и его собаки Мишки с драной шеей.

-- Всем удачи! -- говорю я, утаскивая крайне огорченного медицинской манипуляцией Дюшеса.

-- Крыса Ушка!
С дальнего стула поднимается крупный мужик с крошечной клеткой-переноской в руках.
Page generated Jun. 28th, 2017 10:25 am
Powered by Dreamwidth Studios