lunteg: голова четыре уха (Default)
[personal profile] lunteg
Крошка, хихикая, рассказала актуальную диспозицию с работы: "а по полу ползет на карачках в красном в горошек дождевике N и приговаривает "у попа была собака". (Это не корпоратив, упаси боже, а трудовыебудни.) Ну вот, говорю, а ты сомневалась, что все люди разные и все с проблемами? Вот, помнится, я...

Хотя, действительно, набор персонажей с первого места работы вызывал у меня не меньше веселья, но еще больше недоумения: это было, по моей тогдашней оценке, сборище полноценнейших уродов, и у каждого в дому по кому, а в шкафу по скелету. Один Ленечка чего стоил! Мужик под два метра ростом технично свозил любой разговор в сторону смерти вообще и похорон в частности. Круг его знакомств был необычайно широк, но все знакомые, с его слов, получались какие-то хилые: то один плоховато выглядит и вот-вот внезапно окочурится, то другой наполовину уже в могиле, а семейное захоронение у них на литературных мостках и непонятно, как лечь в родительский склеп, ну и так далее. Страшно подумать, что Ленечка рассказывал своим внерабочим знакомым о сослуживцах.

Другой персонаж, бухгалтер В.И., хоть и выглядел, по мнению плакальщика Ленечки, "не очень", был баааальшим умельцем выныривать из разных затруднительных ситуаций. Во времена тотальной карточной системы, когда надо было еще ухитриться эти карточки отоварить, он, не имея возможности стоять в очередях (жена лежала в онкологии, а у него на руках оставались две дочки, семилетняя и годовалая), стрелял из пистолета голубей жене на бульон: а что, говорил, птица как птица, только первую пену сливать надо...

Одна из наших сослуживиц была Старой Девой: вот прямо так, с заглавных буковок, и страшно этим гордилась. Ленечка и В.И. слегка потешались, конечно, но и уважали: говорили, что, мол, лучше уж в одиночку, чем с нами, козлами... Дама неизменно соглашалась с их точкой зрения: Леонид! говорила она с достоинством королевы в изгнании, Леонид! глядя на вас, я понимаю, что сделала верный выбор! Двухметровый Ленечка краснел, а В.И. деликатно закашливался: он вообще-то, при всех своих умениях, был тихим пьяницей, если честно. Старая Дева его и за мужика не держала.

Последней из дам к нам примкнула дальняя родственница Зинаиды Гиппиус (по линии братьев, бо у самой З.Г. детей, как известно, не было). Мммммать, до чего же крепкая порода! Сходство с прабабкой было не столько внешнее, сколько экстерьерное: даже на кособокий офисный стул дама садилась так, что напяль на нее леггинсы -- и портрет кисти Сомова готов. А цвет волос и глаз -- дело десятое. Так вот, эта дама завела моду при каждом получении зарплаты хорошо поставленным голосом приговаривать: кланяйтесь барину, кланяйтесь! А в роли барина выступал непосредственный начальник нашей крошечной конторки, юный выпускник журфака С.: роль не давалась, С. краснел похлеще Ленечки и, обращаясь к даме по имени-отчеству, замечал: ну разве так можно? я ведь и обидеться могу! -- а дама, не сбавляя тона, парировала: на правду не обижаются! Этот диалог с незначительными изменениями звучал дважды в месяц -- в день аванса и в день зарплаты...

Юный начальник С. был той же уродской породы, что и все мы, его подчиненные. Смешон был, как индюшонок из скороговорки, это само собой, но еще и страдал от стррррашной зависимости -- непрерывно заливал в свой немаленький нос нафтизин. Когда спасительные капельки, не дай бог, кончались -- сперва слегка беспокоился, потом заметно тревожился, а в финале мог и головой постучаться об стенку: в этой фазе его обычно заставала жена, знавшая о пристрастии супруга и всегда державшая в сумочке резервный пузырек нафтизина. Ни до, ни после с такой степенью зависимости от сосудосужающего я не сталкивалась, хотя, как многие жители областного центра, сидела на нем месяцами сама.

Да, жена начальника. Формально в наш коллективчик она не входила, но реально -- ооо, это была стопроцентная шея, крутившая начальнической головой с заложенным носом. Девушка была провинциальная, способная, домовитая -- на курилке, хихикая, мы представляли, как она, зажав в пухленьком кулачке пузырек спасительной жидкости, вытягивает из юноши С. очередную шубку: нет, ни одного грубого слова, напротив -- "любимый, тебе же нужно закапать капли? вот они у меня... и неплохо бы нам купить мне..." -- виртуоз!

На периферии памяти маячит еще один персонаж -- мама начальника: почему-то представляю ее с авоськой, полной судков: в судках -- супчик, второе -- "потому что ЭТА тебя не кормит" -- и бубнящий голос юноши С.: мама! мама, иди домой! мама, не надо сюда ходить!" Было? приснилось? выдумалось? -- неважно, но вполне в духе, да.

Стоило ли удивляться, что, когда в нашем "офисе", комнатке метров тридцати, споткнувшись о протертый до дыр линолеум растянулся во весь рост важный заказчик, С., прихватив Ленечку, самолично поехал в строительный магазин, где приобрел рулон дешевого напольного покрытия в крупную, 50 на 50 сантиметров, черно-белую клетку. Силами "мужчин", как называла коллег мужского пола Старая Дева, линолеум перестелили, и с тех пор всякого посетителя, и важного, и неважного, вместо "здрасте" встречала цитата из фильма, шедшего тогда вечерами по телевизору: "Огонь, иди за мной", произносимая дружным хором полноценных уродов.

ЗЫ. С возрастом я поняла, что ничего такого особенного в тех людях, вообще-то, не было: все люди разные, у всех свои тараканы. Разве только Старая Дева...
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.
Page generated Jun. 25th, 2017 07:00 am
Powered by Dreamwidth Studios